«Геополитическая партия» в Центральной Америке: «ураган» социальной напряжённости в Никарагуа

Традиционно ещё с XX века регион Центральной Америки имеет стратегическую важность для Вашингтона. В последнее время всё более заметную роль в расстановке центрально-американских региональных сил играет Москва. В частности, Кремль более активно сотрудничает с никарагуанским «диктатором» Даниэлем Ортегой, в то время как дипломаты и законодатели США в основном игнорируют ситуацию не только в этой латиноамериканской стране, но и в регионе в целом. Потеряют ли США стратегически значимую точку на карте Центральной Америки? Как в ближайшем будущем могут трансформироваться политические настроения в Никарагуа?

В конце июня президент Колумбии призвал Организацию американских государств (ОАГ) немедленно вмешаться в сложившуюся ситуацию в связи с напряжённой обстановкой в Никарагуа и Венесуэле. Сантос сравнил острые социальные волнения в этих странах с ураганами с разной степенью опасности. Он подчеркнул, что Венесуэла представляет собой ураган пятой категории, который там остаётся и приносит жертвы. Колумбийский президент отметил, что «есть и другой ураган», который относится «ко второй категории, но наращивает силу, и он называется Никарагуа». Что же произошло в маленькой стране Центральной Америки, что вызвало сильнейший «ураган» социального напряжения?

Ожесточённые протесты в Никарагуа начались ещё 18 апреля на фоне предложенной правительством реформы, которая предполагала увеличение суммы отчислений работодателей и трудящихся в фонды социального страхования. По разным данным, в первые дни после принятия данной реформы в результате столкновений с полицией погибло от 25 до 40 человек.   Поэтому никаруганский лидер принял решение об отмене скандальной реформы. Однако, на этом печальная история не закончилась, а напротив, приобрела новый оборот.

Уже в конце мая Епископская конференция Никарагуа объявила об отказе от возобновления прерванного национального диалога о мире. По заявлению священников, диалог не может снова начаться до того момента, пока правительство Никарагуа не прекратит репрессии по отношению к своему народу, выступающему с мирными протестами. Данная конференция послужила катализатором новых демаршей, направленных против действующего правительства. По последним данным Межамериканской комиссии по правам человека с апреля до конца июня, число погибших в протестах достигло 127 человек.

По мнению многих международных аналитиков, всё чаще «вырисовывается картина» того, что регион Центральной Америки не намерен или не способен увидеть связь между сильными институтами власти и свободным и справедливым обществом. Сложившиеся в течение десятилетий нищета «северного треугольника» — Гватемалы, Гондураса и Сальвадора, который будто «направил» тысячи мигрантов к стенам границ с США в поисках работы и лучшей жизни, фактически является результатом сбоя функционирования государственных институтов.

Теперь к уже привычной ситуации в странах «северного треугольника» добавляется новая и очень наглядная региональная иллюстрация «кровавого восстания» в Никарагуа. По данным работающих в регионе правозащитников, реальные цифры разнятся с официальными данными, полученными от Межамериканской комиссии по правам человека: с 19 апреля были убиты около 300 демонстрантов, выступающих против «автократа» Даниэля Ортеги. Кстати, как отмечают известные журналисты США, пару недель назад Министерство финансов США ввело санкции против трёх «подручных» латиноамериканского президента за нарушение прав человека и коррупцию.

На протяжении многих десятилетий Центральная Америка обладала стратегической значимостью для «врагов» США, а Россия всё более активно пытается участвовать в региональной расстановке сил. По оценкам западных экспертов, Россия располагает огромным и тайным разведывательным комплексом на краю Лагуна де Нехапа в пригороде Манагуа, а МВД РФ владеет крупным «учебным центром подготовки полицейских» в столичном районе Лас-Колинас. Стоит отметить, что в своё время СССР был союзником Ортеги в 80-х гг. XX века, и у сегодняшней России есть все основания содействовать его процветанию.

По словам блюстителей власти США, за всю историю в Никарагуа ни разу не проводились «честные и прозрачные национальные выборы» со времён прихода Ортеги к власти в 2006 году. Он и его «непопулярная жена» Росарио Мурильо стали богатейшей парой страны, поэтому их часто называют «новые Сомосы», отсылая к некогда правящему семейству, которое всё же удалось в 1979 г. свергнуть благодаря стараниям нынешнего президента и его движению сандинистов.

Однако, весьма показательно поведение представителей дипломатических миссий и законодателей США. Когда протесты в какой-либо центрально-американской стране пытаются разгонять и «жертв» доставляют в больницы, представители Белого дома лишь выражают недовольство относительно «злоупотреблений». Но когда действительно можно как-то повлиять на ситуацию, чаще всего они в основном уходят на второй план, а порой становятся соучастниками. Примером тому может служить действующая в рамках ООН Международная комиссия по борьбе с беззаконием в Гватемале (CICIG), которая полностью финансируется США.

Весьма вероятно, что данная организация служит инструментом для претендующих на власть политических и экономических кругов. Как полагают местные борцы за гражданские свободы, CICIG ослабляет государственные институты и угрожает гватемальской демократии.

CICIG так и не «занялась» хорошо известными преступными группировками, включая и ту, что «нагло воровала электроэнергию для финансирования своих боевиков и проведения левых акций». В то же время комиссия продолжает опираться на свою «неограниченную власть», чтобы преследовать деловые круги, традиционно поддерживающие демократический капитализм.

В таких условиях страгегической борьбы и геополитической расстановки сил, ситуация в Никарагуа может превратиться в урок для гватемальцев и США. Система сдержек и противовесов, необходимая для ограничения Ортеги, существовала ещё десять лет назад. Но с годами она никак не трансформировалась, не приспосабливалась к современным международным реалиям, в связи с чем, разрушилась. Ортеги не только позволили взять власть в свои руки, но и праздновали произошедшее в Никарагуа и за рубежом. Его просили помогать бедным, а он, в свою очередь, делился своей «отвоёванной» властью с бизнес-сообществом. Однако, как полагает ряд международных политологов, благодаря ему Россия почувствовала себя в Никарагуа как дома.

Постепенно «подкрадывающийся» авторитаризм Ортеги стал очевиден ещё в феврале 2010 года. Никарагуанский лидер продолжал расширять границы собственной власти, встречая на своём пути лишь незначительное сопротивление. В 2011 г. он был переизбран на свою должность даже вопреки действующей государственной конституции.

Тем не менее, в 2016 году, «когда венесуэльская нефть всё таки начала заканчиваться», положение Ортеги осложнялось. Замедление экономического роста во время президенства Даниэля Ортеги стало вызывать социальное недовольство и активизацию протестов.

Примечательно то, что в рамках начавшихся в апреле протестов полиция и обученные военные структуры Ортеги «без разбору» расстреливают граждан. 30 мая во время марша в честь Дня матери, призванного показать солидарность с семьями погибших ранее жертв, 15 человек были убиты снайперами.

В условиях такой степени социальной напряжённости в этой центральноамериканской стране, США боятся потерять стратегическую точку на карте своего политического влияния. Однако, пока власти Белого дома по-прежнему заняли выжидающую позицию, в свою очередь, Москва мирными средствами и посредническими инструментами готова вмешаться в «борьбу» за внешнеполитическое превосходство. Без более широкой международной поддержки случившееся может явиться поворотной точкой в этой борьбе, что станет хорошей новостью для Кремля.

Внешнеполитическая стратегия Никарагуа по-прежнему находится под воздействием эры холодной войны, однако, не только это влияет на её развитие. Ортега стремится сохранить свою власть (кстати, ещё в 2015 году его правительство приняло закон, не ограничивающий максимальный срок нахождения у власти) и оставить политическое наследие. Это означает, что он намерен наладить отношения не только с Москвой, но и с различными мировыми державами, обращаясь к ним за помощью. Вся вышеописанная великая «геополитическая партия» на самом деле напоминает игру в стулья «под музыку». Именно сейчас для Никарагуа пришло время стать страной, на которую обратила внимание Россия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *