Неожиданная победа левоцентристких сил в Коста-Рике: открытие избирательного «супермарафона»

Первый тур выборов в Коста-Рике в начале февраля открыл избирательный «супермарафон» в Латинской Америке. Традиционно, Коста-Рика всегда считалась оплотом стабильности в латиноамериканском регионе. В этом государстве на протяжении десятилетий доминировали, как казалось, прочные демократические силы. В ряде международных рейтингов по уровню отсутствия коррупции, свободы прессы или качеству жизни населения страна преимущественно оказывается далеко впереди своих соседей. Но когда даже в «политически предсказуемой» Коста-Рике в первом туре президентских выборов победил «воинствующий евангелист», который являлся до недавнего времени политическим аутсайдером, это знаковое событие. Какие результаты принёс второй тур президентских выборов в Коста-Рике, который прошёл 1 апреля? Что ждать костариканцам в ближайшие четыре года? И как изменится региональная конфигурация сил?

Результаты первого тура выборов в Коста-Рике отчётливо продемонстрировали то, чего следует ожидать в регионе. Начали вырисовываться как новые государственные, так и региональные тенденции. Как провозгласило большинство региональных правительств, демократия в Латинской Америке утвердилась повсеместно, особенно по сравнению со многими другими регионами. Однако, при более детальном рассмотрении здесь также заметны признаки «разложения» и «неоднородности». В последние два года недовольство правящими режимами избирателей достигло высокого уровня. Примером тому послужили муниципальные и парламентские выборы в Сальвадоре в 2017 г., где, несмотря на обязательный характер участия в выборах, 58 % избирателей предпочли остаться дома.

Неприятие сложившихся традиционных партий, главной причиной которого явились многочисленные коррупционные скандалы, иллюстрирует общую тенденцию в Латинской Америке. Общественное недовольство по этому поводу отчётливо показало, на примере Бразилии и Перу, что коррупция больше не воспринимается как мелкое правонарушение. Скандалы такого рода окончательно подорвали доверие к демократическим организациям. Соответственно, многие кандидаты на предстоящих выборах выступают с контрпроектами и альтернативными лозунгами по отношению к политическому мейнстриму. Поляризация политических сил становится более высокой, а дебаты и дискуссии всё чаще выстраиваются в повышенных тонах. Правящим партиям с трудом удаётся разрабатывать и представлять убедительную программу реформ. Все эти тенденции касаются также и «левого лагеря», которому в последние годы пришлось претерпеть значительное поражение на выборах, начиная с Аргентины, или даже быть низложенным правым большинством в парламенте, как в случае с Бразилией.

Широко известные правые партии также были затронуты «междоусобными» скандалами и внутренними конфликтами. Обращаясь к общей региональной панораме, в конгрессах правые преимущественно не имеют собственного большинства, что затрудняет выполнение их правительственных программ. Но стоит заметить, что прогрессивный лагерь до сих пор не смог извлечь из этого свою выгоду. К тому же левоцентристское политическое поле зачастую внутренне разобщено и не находит ничего общего для кооперации.

Возвращаясь к Коста-Рике, в первом туре 4 февраля 2018 г, Фабрисио Альварадо Муньос получил поддержку 24,9 % избирателей и лидировал в гонке. Его оппонент Карлос Альварадо Кесада завоевал в феврале 21,6 % голосов и занял второе место. Согласно коста-риканскому законодательству, если никому из претендентов на пост президента не удалось набрать более 40 % голосов, то набравшие большинство избирательных голосов два лидирующих кандидата переходят во второй тур голосования. Тот из них, кто сможет достигнуть простого большинства голосов во втором туре, становится президентом страны.

1 апреля во втором туре выборов левоцентристской политик, представитель правящей партии «Гражданское действие», Карлос Альварадо Кесада смог взять реванш и победить лидера первого тура – консерватора Фабрисио Альварадо Муньоса. К слову, в Коста-Рике проигравший является не только бывшим журналистом, но и известным певцом. Кесада в своей предвыборной кампании заявлял о легализации однополых браков, а также выражал обеспокоенность по поводу того, что тогда Коста-Рика будет восприниматься, как толерантная страна.

Лидер набрал около 60,8% % голосов (на сегодняшний день после обработки данных 95% избирательных участков), что означает, что его победа была более впечатляющей, чем прогнозировали в предвыборных опросах населения. За его оппонента проголосовали 39,2% граждан. 38-летний президент будет самым молодым лидером государства в современной истории Коста-Рики. А вот новым вице-президентом Коста-Рики впервые в истории станет чернокожий политик – Эпси Кэмпбелл. Избранный глава государства приступит к своим обязанностям уже 8 мая на срок в четыре года.

Результаты президентских выборов в Коста-Рике, вопреки результатам первого тура и предвыборным опросам населения, привели к власти политика левоцентристского толка, а значит широко растиражированный в международных средствах массовой информации прогноз окончательного заката «левых» режимов в регионе всё-таки является преувеличением. Безусловно, в целом ряде стран Латинской Америки (в частности, в Аргентине, Чиле и Бразилии) к власти пришли правые политики, а многие левые режимы (например, в Венесуэле, на Кубе) переживают острый кризис. Однако, утверждать об угрозе процесса, который многие латиноамериканисты называют правым поворотом региона, ещё весьма рано.

Ряд аналитиков склоняется к тому, что на Латинскую Америку обрушился кризис не левых идей, а левых режимов, которые на протяжении долгого времени так и не разрешили целый ряд вопросов, в частности, связанных с выполнением и гарантией прав человека и коррупцией. Согласно этой идеи, левая идеология в Латинской Америке до сих пор популярна и сможет удерживаться ещё долгое время.

Главным региональным риторическим вопросом по-прежнему остаётся: Случился ли правый поворот в Латинской Америке? При современной региональной конфигурации ответить на него однозначно не представляется возможным. Если говорить в целом о Латинской Америке, в настоящее время «левые» сдвигаются к большему прагматизму, к осознанию необходимости использовать рыночные механизмы. С другой стороны, на «правом» фланге начинают принимать то, что нельзя оставлять неимущие слои «на произвол судьбы», а социальные расходы – скорее не издержки, а экономические инвестиции. Сегодня многие эксперты склоняются к тому, что ориентация «левый-правый» в её классическом понимании уже устарела, не только в отношении региона Латинской Америки, но и в отношении целостности всего политического анализа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *