Новости

Расширение БРИКС: миф или реальность?

В 2019 г. объединение БРИКС отмечает свое десятилетие. За эти годы в адрес некогда самого перспективного международного блока звучали как положительные отзывы, так и острая критика. Список изначальных членов организации пополнился ЮАР, а в течение последних пары лет идут разговоры о дальнейшем расширении. Как развиваются политико-экономические связи участников блока? Можно ли ожидать нового расширения состава участников группы БРИКС?

Первый Саммит группы стран БРИКС (англ. BRICS – сокращение от Brazil, Russia, India, China, South Africa) был открыт 16 июня 2009 г. в г. Екатеринбурге. За прошедшие 10 лет, данное интеграционное объединение, несмотря на нападки западных стран сумело показать важный прогресс с момента своего создания в 2009 г. В первую очередь, блок уже смог развить более тридцати направлений сотрудничества, включая такие области, как экономика и финансы, здравоохранение, образование и научно-технологические инновации, безопасность и бизнес. Совокупность этих проектов привели к соответствующему набору достижений, которые направлены на извлечение конкретных выгод для стран-участниц.

Кроме того, с самого начала процесса создания БРИКС шла дискуссия о том, что данное интеграционное объединение в последствии станет альтернативой некоторым существующим институтам глобального управления, таким как «Большая восьмёрка», с целью улучшения существующего глобального экономического управления. Прошедшая в г. Вашингтоне в мае 2019 года Конференция Африканского союза (англ. – African Union) продемонстрировала, что на сегодняшний день наблюдается готовность для координации действий с другими учреждениями, такими как Всемирный банк и Азиатский банк развития, и что «институциональная конструкция», Новый банк развития БРИКС, сформированная в рамках объединения, помогает закрепить значение группы на международной арене.

Ещё одним достижением БРИКС за прошедшие 10 лет стало то, что экономические движущие силы в рамках блока представлены растущими экономиками Китая и Индии, а также усиливающейся, но сложной координацией в рамках группы-РИК (Россия, Индия, Китай), которая начала продвигать свои инициативы ещё до создания БРИКС. Однако, после нескольких неофициальных встреч в предыдущие годы своё первое официальное заседание группа-РИК, как политическая координационная сила блока, провела на саммите «Большой двадцатки» в Буэнос-Айресе в 2018 г. Стоит отметить, что три страны-участницы РИК являются также членами Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), основные цели которой сосредоточены на обеспечении региональной стабильности и борьбе с терроризмом в евразийском пространстве.

В совокупности страны группы-РИК занимают более 19% мировой суши и вносят свой вклад в более чем 33% мирового ВВП. Все три являются ядерными державами, и две из них, Россия и Китай, являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, в то время как Индия стремится быть им.

Возвращаясь к достижениям блока БРИКС, стоит упомянуть, что это объединение из пяти крупных развивающихся стран – Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки, которые вместе представляют собой около 42% населения, 30% территории и 18% мировой торговли. На X Саммите группы в г. Йоханнесбурге в 2018 г. прозвучал призыв увеличить торговлю внутри блока. Что касается торговли между странами БРИКС, то в 2002 г. она составила $23,8 млрд, а в 2012 г. уже $248,2 млрд. Тем не менее, согласно аналитическим и статистическим данным, БРИКС по-прежнему отстаёт от своих потенциальных возможностей, главным образом по причине различий в объёмах и масштабах экономик участников и их торговых взаимодействий с другими странами.

На сегодняшний день, главные вызовы для блока БРИКС связаны сразу с рядом тем. Прежде всего, необходимо повысить уровень обязательства стран-участниц по расширению и укреплению существующей «институциональной конструкции» на основе сотрудничества и межведомственных официальных соглашений, а также по расширению взаимодействия и торговли внутри объединения. Во-вторых, работать над формированием общих подходов к решению проблемы стремительно меняющегося мирового глобального управления и содействовать его развитию и, в конечном счете, реформированию. И в-третьих, решать новые вопросы повестки дня блока, на основе достижения компромиссов.

Обращаясь к главной теме, касающейся увеличения состава участников блока, по мнению ряда аналитиков, сегодня сложно дать однозначный ответ, готов ли БРИКС к расширению, так как первостепенной целью, вероятно, будет консолидировать группу, прежде чем приглашать новых членов. Тем не менее в последние два года уже ведутся дискуссии о приглашении в состав объединения Мексики и Аргентины из региона Латинской Америки. Кроме того, существует возможность включения в БРИКС арабских стран. Однако, все эти перспективы по-прежнему находятся на очень ранней стадии и будут зависеть, в первую очередь, от способности стран-участниц объединить свои усилия. Ещё одной развивающейся экономикой, которая, по мнению ряда источников, могла бы стать кандидатом на членство в БРИКС, является Южная Корея, особенно если в ближайшем будущем станут возможны более тесные экономические отношения с Северной Кореей.

Что касается латиноамериканского региона, как уже упоминалось ранее, в течение последних двух президентских периодов Кристины Фернандес де Киршнер (исп. – Cristina Elisabet Fernández de Kirchner) и Маурисио Макри (исп. – Mauricio Macri) продвигали включение Аргентины в группу. Первоначально такая инициатива была воспринята странами-участницами БРИКС с некоторой опаской, по причине экономической нестабильности, но в настоящее время ситуация меняется. В течение текущего года, всё чаще в заявлениях официальных лиц звучит идея о том, что Аргентина может стать новым членом блока в краткосрочной перспективе, поскольку наблюдается политическая воля как членов БРИКС, так и аргентинского правительства. Президент Макри участвовал на X Саммите в г. Йоханнесбурге в прошлом году, Аргентина является близким историческим партнёром Бразилии в рамках объединения МЕРКОСУР (исп. – Mercado Común del Sur, MERCOSUR), а Китай – одним из важнейших торговых партнёров. В то же время аргентинские связи с Россией и Индией улучшаются и углубляются, как в дипломатической, так и в экономической областях.

Сегодня Китай по-прежнему является главной экономической движущей силой БРИКС. Однако, у Поднебесной есть и свои внешнеполитические цели, ориентированные на материализацию «китайской мечты», и её главным инструментом является инициатива «Один пояс, один путь». Данный проект способствует прагматическому экономическому взаимодействию на основе взаимовыгодных условий для своих сторонников на глобальном уровне. Изначально у России была договорённость посредством проекта «Большой Евразии» для того, чтобы связать Евразийский экономический союз с инициативой «Один пояс, один путь», однако, в результате российское правительство отказалось от этих планов, хотя президент Владимир Путин и проявил поддержку, посетив Второй форум «Один пояс, один путь» в г. Пекине.

В свою очередь, Индия не хочет принимать расширение роли Китая в Евразии и инициативу «Один пояс, один путь», поэтому находится в поиске собственной сферы влияния в Азии и Африке, а также сохраняет свои связи с Индо-Тихоокеанской областью. Бразилия по-прежнему связана с Китаем торговлей и финансовыми инвестициями, тем не менее до сих пор не стала частью проекта Поднебесной, как другие страны Латинской Америки и Карибского бассейна, начиная с Панамы в 2017 г. Пожалуй, самым восприимчивым к китайской инициативе участником БРИКС является ЮАР.

Подводя итог, стоит обратить внимание на то, что при такой расстановке сил блок БРИКС является менее масштабным механизмом, чем проект Поднебесной «Один пояс, один путь». Однако, БРИКС по-прежнему является важной частью глобального проекционного механизма Китая, в рамках стремлений Пекина расширить своё влияние на многосторонних форумах и международных рынках, а также возможностью построения альтернативной архитектуры глобального управления в разгар уже затянувшейся торговой войны с Белым Домом.

Добавить комментарий