Новости

Возрождение демократии и крах социализма?

В последние два года дискуссии о закате «левых» режимов в Латинской Америке стали одной из самых обсуждаемых тем в регионе. Ряд международных обозревателей отмечает, что с 2016 г. в латиноамериканских странах стремительно начался период, характеризующийся завершением длительного политического цикла. Этот этап начался с приходом к власти в Венесуэле Уго Чавеса (в 1999 г.) и затем охватил многие государства Латинской Америки. Политологи называют этот цикл «левым поворотом». Кстати, окончание политического периода в государствах региона по времени наложилось с завершением экономического цикла, когда после успешного финансового периода (2003-2013 гг.), наступила новая эра, отмеченная падением темпов роста. Некоторые ведущие экономисты главной причиной нынешних трудностей латиноамериканских стран видят нарастание кризисных явлений в мировой экономике и окончание в 2013 году периода так называемого «золотого десятилетия», отличающегося высокими ценами на энергоносители, в первую очередь – в Китае. Какой цикл пришёл на смену прошлому? И каковы перспективы «левых» режимов в регионе?

25 февраля в колумбийской столице Боготе на заседании «Группы Лимы» (исп. – Grupo de Lima) вице-президент США Майкл Пенс (англ. – Michael Richard Pence) в своём выступлении заявил, что Латинская Америка переживает в настоящее время возрождение демократии и уход в прошлое социалистической модели развития. Также он назвал президента Венесуэлы Николаса Мадуро (исп. – Nicolás Maduro Moros) «тираном в Каракасе» и «марионеткой кубинцев». По мнению Пенса, сложившаяся на сегодняшний день ситуация в Венесуэле представляет собой «переход от тирании к свободе».

Так называемая «Группа Лимы» является неформальным идеологическим объединением ряда государств Северной и Южной Америки. Этот блок был основан 8 августа 2017 года в столице Перу (г. Лима), где представители 12 стран (Аргентина, Бразилия, Гватемала, Гондурас, Канада, Колумбия, Коста-Рика, Мексика, Панама, Парагвай, Перу и Чили) подписали совместную декларацию о непризнании Конституционной ассамблеи Венесуэлы, созванной по инициативе президента Николаса Мадуро без проведения предварительного референдума. Впоследствии к группе присоединились Гайана и Сент-Люсия. После прихода к власти Андреса Мануэля Лопеса Обрадора (исп. – Andrés Manuel López Obrador) в декабре 2018 г., новое мексиканское правительство заявило о выходе Мексики из «Группы Лимы» по идейным соображениям.

Неформальное объединение «Группа Лимы» на сегодняшний день является одним из ярких примеров заката «левых» режимов в Латинской Америке. Данный блок объединил новые «правые» правительства, которым удалось взять реванш в последние два года. Почему «левые» режимы терпят поражение в странах региона? Какие факторы повлияли на их стремительный расцвет?

Кризис неолиберальной модели пришёлся на середину 90-х годов. Тогда три крупнейших экономики Латинской Америки столкнулись с периодом стагнации (мексиканская в 1994 г., бразильская в 1999 г., аргентинская в 2001-2002 гг.). В этот непростой для латиноамериканских государств период оттесненные на задний план «левые» боролись, и им вновь удалось перехватить инициативу на выборах Уго Чавеса (исп. — Hugo Rafael Chávez Frías) в Венесуэле в 1998 г., Лулы да Силвы (порт. – Luiz Inácio Lula da Silva) в Бразилии в 2002 г., Нестора Киршнера (исп. – Néstor Carlos Kirchner​) в Аргентине в 2003 г., Табаре Васкеса (исп. – Tabaré Ramón Vázquez Rosas) в Уругвае в 2004 г., Эво Моралеса (исп. – Juan Evo Morales Ayma) в Боливии в 2005 г., Рафаэля Корреа (исп. – Rafael Vicente Correa) в Эквадоре в 2006 г. После такой блистательной победы «левых» началась борьба с бедностью и нищетой на континенте с самым высоким показателем неравенства на планете. Пришедшим к власти в это время правительствам досталось непростое наследие: десятилетние рецессии, социальное неравенство, политическая недоразвитость.

За несколько лет вышеупомянутым государствам удалось достигнуть быстрых темпов экономического роста, политической стабильности, сокращения уровня бедности, даже несмотря на глобальный экономический кризис, связанный с завершением мирового «сырьевого» цикла, и рост неравенства в мире. В течение десяти лет каждая из этих стран смогла продемонстрировать достойные показатели роста и распределения доходов. В это время на мировой политической арене появились такие лидеры, как Уго Чавес, Лула да Силва, Нестор и Кристина Киршнер, Хосе Мухика (известный как Пепе) (исп. – José Alberto «Pepe» Mujica), Эво Моралес и Рафаэль Корреа.

В начале 2000-х гг. «правые» также разыграли свою партию в Мексике и Перу, но не достигли весомого успеха. Когда экономика этих стран демонстрировала рост темпов развития, социальные показатели не улучшались. Лидеры сменялись один за другим, теряя свои позиции, популярность и политическую репутацию.

Стоит отметить, что лидерам «левой» волны впервые в истории удалось укоренить процессы региональной интеграции в странах Латинской Америки и Карибского бассейна. Причём эти процессы происходили относительно независимо от США. Таким образом, данные правительства смогли выступить в качестве мировой оси «левых» сил всего мира в XXI веке, и это затронуло даже такие новые европейские «левые» силы, как партии «Сириза» (греч. – Syriza) в Греции и «Подемос» (исп. – Podemos) в Испании.

Однако, несмотря на видимые результаты «левого» движения в регионе, в настоящее время большинство из этих стран переживают кризис. Как отмечает ряд аналитиков, закат латиноамериканских «левых» начался с коррупционного скандала в Бразилии, который привёл к импичменту Дилмы Русеф (порт. – Dilma Vana Rousseff) в 2016 г. Ведь Бразилия на протяжении последнего десятилетия смогла стать крупнейшей экономикой региона и главном «форватором» южноамериканских интеграционных процессов. Внутриполитические события 2013 – 2016 гг. в этом государстве продемонстрировали необходимость срочного решения целого ряда проблем, которые накопились в финансово-экономической и внутриполитической сферах.

Бразильский кризис «потянул» за собой и другие латиноамериканские страны, продемонстрировав несостоятельность «левых» режимов противостоять новым социальным и экономическим вызовам. К концу первого десятилетия XXI века весьма очевидно проявилось то, что Бразилия, как и большинство других ведущих стран латиноамериканского региона, вступают в новый этап своей истории, детали которого довольно сложно предугадать в современных условиях. В свою очередь, «правым» приходит на ум лишь консервативные и репрессивные пути выхода из кризиса. Ярким примером является новое правительство Маурисио Макри (исп. – Mauricio Macri) в Аргентине и «ультраправый» лидер Жаир Болсонару (порт. – Jair Messias Bolsonaro) в Бразилии.

Сложившаяся ситуация в Венесуэле стала будто одним из последних политических аккордов в судьбе «левых» в регионе. Будущее Латинской Америки в начале нового цикла будет зависеть от того, как разрешится спор между пост-неолиберальными правительствами и новыми неолиберальными планами восстановления экономики. Сегодня решение венесуэльского кризиса представляется одной из главных задач не только регионального, но и мирового масштаба. Смогут ли устоять оставшиеся «левые» в Латинской Америке, покажут сразу несколько событий, самыми ключевыми из которых станут: президентские выборы в Боливии 20 октября текущего года, первые шаги мексиканского правительства Андреса Лопеса Обрадора и, конечно, возможности «чавистов» остаться в политической «обойме» в Венесуэле.

Добавить комментарий