Image default
Культура Новости

Чилийская драма “Эма: Танец страсти” о поиске себя

Латиноамериканское кино в российском кинопрокате встречается все чаще, но даже всемирно известные имена режиссеров родом из Латинской Америки не слишком активно привлекают российского кинозрителя. Что уж говорить про авторское самобытное кино, созданное на основе практически незнакомого у нас культурологического материала, пусть и обращенное к самым универсальным темам. В число таких картин вошла драма чилийского режиссера Пабло Ларраина “Эма: Танец страсти”. За три недели проката кассовые сборы фильма в России составили 1,1 млн рублей, на больших экранах его посмотрели 3 827 зрителей. И, хотя фильм нельзя назвать аутсайдером проката 2020, ему не удалось войти даже в первую сотню.

“Эма – солнце, все вокруг нее вращается, а если приблизиться к солнцу, можно легко обжечься”.

Пабло Ларраин

О фильме “Эма: Танец страсти”

Эма, огнемет, Вальпараисо.
Кадр из фильма “Эма: Танец страсти”.

Сюжет киноленты “Эма: Танец страсти” (в оригинале просто “Эма”) повествует историю преодоления личностного кризиса молодой танцовщицы, которая весьма неоднозначным образом пытается исправить совершенные ошибки и найти себя.

Практически сразу зритель узнает, что Эма (Мариана ди Джироламо) и ее супруг и по совместительству хореограф Гастон (Гаэль Гарсиа Берналь) отказались от усыновленного мальчика из-за того, что тот стал проявлять жестокие наклонности.

Эма и Гастон
Кадр из фильма “Эма: Танец страсти”.

Однако принятое решение не только не упростило супругам жизнь, но поставило их отношения на грань разрыва, настроило против них социум и извлекло на поверхность самые противоречивые и необузданные стороны их натуры. Тогда-то Эма и берет в руки огнемет; она собирается жечь напалмом все, “чтобы засеять все вновь”. Тогда же она уходит из труппы Гастона и от него самого, чтобы полностью отдаться синтетическому музыкальному стилю реггетон, позволяющему ей, наконец, выразить свои чувства через собственное тело.

И если андрогинная ищущая материнства бисексуальная героиня с огнеметом наперевес просто обескураживает, то причудливые откровенные, а порой категорически неуместные диалоги способны вызвать отвращение. Но давайте оставим ханжество в стороне. Это фильм 16+ (а в интернет-кинотеатрах даже 18+), и эти диалоги, как и пылкие соития Эмы с большинством персонажей на экране, не просто дерзкие провокации или гедонистические проявления. Это эгоистический акт освобождения, раскрепощения и самопознания, это своего рода политический манифест поколения, метафорой которого выступает танец.

Реггетон в фильме
Кадр из фильма “Эма: Танец страсти”.

Реггетон не был изначально частью режиссерской идеи, но оказался элементом сюжетной композиции и важной частью атмосферы, которая для этого фильма, возможно, даже главнее, чем сам сюжет. По правде сказать, рваное повествование ничуть не мешает еще в первой половине фильма достаточно точно прочесть основную линию развития событий и отодвинуть ее на второй план, чтобы сполна насладиться двумя главными достоинствами фильма “Эма: Танец страсти”.  

К первому безусловному достоинству относится атмосфера фильма в целом и непосредственно атмосфера портового Вальпараисо, разные локации которого захватывает неистовая стихия – будь то первобытный реггетон, позволяющий “станцевать оргазм”, или же успокоительное освобождающее пламя, которым все начинается и заканчивается. Город – такой же персонаж фильма. Его фактура прекрасно подана в множестве цепляющих деталей, таких как выцветшие граффити на парапетах, подъемные краны в порту, лестницы, фуникулеры, извилистые холмистые улицы и, конечно же, впечатляющие морские панорамы в лучах солнца или в свете неоновых огней.

Эма и Вальпараисо
Кадр из фильма “Эма: Танец страсти”.

Другое неоспоримое достоинство фильма – это виртуозное композиционное построение кадра, за что спасибо Серхио Армстронгу, оператору, работавшему над большинством кинолент Пабло Ларраина. Ракурс и перспектива, симметрия, свет и тень – все эти элементы выстроены в четкую структуру, магию которой способен уловить взгляд даже не самого подкованного зрителя. Тонко расставленные акценты добавляют сценам глубины не только в пространственном, но и смысловом измерении. Фигура главной героини двигает за собой план, а композиционные детали наполняют кадры подтекстом и позволяют почувствовать настроение сцены, уловить ее эмоциональное наполнение и прочесть неочевидные бинарные оппозиции, из власти которых стремится вырваться главная героиня.

О режиссере

Пабло Ларраин на 65-м ​​Международном кинофестивале Берлинале, 2015.
Пабло Ларраин на 65-м ​​Международном кинофестивале Берлинале, 14 февраля 2015 года, Берлин, Германия. Фото: magicinfoto.

“Эма: Танец страсти” – этовосьмая полнометражная картина чилийца Пабло Ларраина. Как и его “Джеки” (2016), посвященная Жаклин Кеннеди и номинированная на Оскар в трех категориях, эта кинолента была представлена на Венецианском кинофестивале. Для Пабло Ларраина уже стало традицией представлять свои киноленты на самых престижных кинематографических площадках. А для мировой киноиндустрии – безоговорочно полагаться на его талант, ведь следующая картина Ларраина “Спенсер”, съемки которой в самом разгаре, посвящена принцессе Диане.

Работы чилийского режиссера отличаются прямолинейностью и часто носят высокий возрастной рейтинг, более чем оправданный в случае с фильмом “Эма: Танец страсти”, наполненным нарочитой сексуальной агрессивностью и провокационными сценами.

Другой важной темой для Ларраина является политика: его “Вскрытие” (2010), “Нет” (2012) и “Неруда” (2016) затрагивают отдельные аспекты политической истории Чили. Фильм “Эма: Танец страсти” тоже по-своему касается политики. Согласно Ларраину, персонаж всегда политичен, и его Эма является воплощением определенного политического взгляда на проблемы свободы, авторитета, семьи, материнства и дружбы, взгляда, который не всегда понятен самому режиссеру и его поколению, но судить который он сознательно отказывается, предоставляя эту возможность зрителю.

Картины Пабло Ларраина привлекают к себе внимание также необычным сюжетным ракурсом, как, например, в фильме “Клуб” (2015), принесшим авторам гран-при Берлинского кинофестиваля. И в картине “Эма: Танец страсти” режиссер находит совершенно неожиданные формы для обращения к проблемам неудачного усыновления, эмансипации женщины, трансформации концепции семьи и сексуальности. Ларраин будто бы снимает гротескные слепки с повседневности, методично располагает их в кадре, раскрашивает неоном, заполняет гипнотическим ритмом и призывает нас осмыслить шокирующую и притягательную этику и эстетику нового поколения.

Таким образом, фильм “Эма: Танец страсти” – яркая эмоциональная драма о том, как почувствовать жизнь и обрести свободу. Этот фильм снят о современности и для современности. Это спорная авторская попытка в условиях слома гендерных стереотипов (а в контексте латиноамериканской действительности эта тема особенно обострена) и кардинальной трансформации основополагающих социальных институтов и социальных ролей осмыслить мир глазами нового поколения; поколения, исповедующего иные ценности, мыслящего иными категориями в рамках иных парадигм, но вынужденного преодолевать все те же универсальные кризисы, с которыми рано или поздно приходится столкнуться каждому вне зависимости от его национальности, пола или возраста.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Больше материалов по теме

guest
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Используя данный сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie, данных об IP-адресе и местоположении, помогающих нам сделать работу сайта удобнее для вас. Понятно Подробнее

56296633

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

UA-134371625-1