Судьба главного политического проекта Моралеса «Море для Боливии»

Отныне 1 октября навсегда войдёт в историю Многонационального Государства Боливия. В этот понедельник спустя пятилетней борьбы боливийцев за долгожданный выход к морю Международный суд ООН в Гааге вынес своё окончательное решение. Чили не несёт обязательств по проведению переговоров с Боливией по вековому конфликту. На что теперь пойдёт Эво Моралес для того, чтобы поддержать свой главный политический проект «Море для Боливии»?

Спустя 5 лет Международный суд ООН в Гааге вынес свой вердикт. По мнению экспертов, Боливия и Чили на протяжении более века ведут диалог, обмен мнениями и переговоры с целью поиска подходящего решения вопроса отсутствия у Боливии выхода к морю вслед за Второй Тихоокеанской войной (1879-1883 гг.) и соглашением 1904 года. Однако, на основании представленных документальных доказательств суд в итоге «не смог прийти к заключению о том, что Чили имеет обязательства по проведению переговоров с Боливией для достижения соглашения, гарантирующего боливийской стороне суверенный доступ к Тихому океану». Решение было зачитано председателем суда Абдулкави Ахмедом Юсуфом и принято 12 голосами против трёх. Он подчеркнул, что суд не может удовлетворить требования боливийской стороны, однако, председатель отметил, что решение суда не должно восприниматься как не допускающее продолжение диалога между двумя странами в духе добрососедства для обсуждения вопроса, в решении которого заинтересованы обе стороны.

Стоит напомнить, что Боливия утратила выход к морю в ходе Второй Тихоокеанской войны — вооруженного конфликта 1879-1883 гг., причиной которого стала борьба за природные ресурсы и контроль над месторождениями селитры. Итогом войны стала победа чилийских войск и потеря Боливией около 120 тыс. кв. км территории и 400 км побережья Антофагасты.

В течение долгого периода истории отношения между Боливией и Чили были отмечены не только боязнью и недоверием, но зачастую и открытой враждебностью и конфронтацией. Формальные дипломатические связи между двумя государствами были разорваны на протяжении более пятидесяти лет, до момента процесса восстановления взаимной коммуникации с начала переговоров в 1975-1977 гг. Говоря о третьей стороне этого конфликта, перуано-чилийские взаимоотношения, напротив, долгое время носили характер соперничества, достигнув нового витка боевого противостояния лишь в новом столетии. Различия в толковании и исполнении Соглашения 1929 г. были очевидными до недавнего времени. В совокупности, отмеченные расхождения оказали прямое влияние на стабильность в регионе, угрожая миру и тормозя экономическую и политическую интеграцию. Торговые потоки между тремя странами имели низкий потенциал, а тень возможного конфликта спровоцировала резкий скачок расходов в военной сфере (около 2,2% от ВВП в Чили в 2012 г., следуя данным Стокгольмского Центра, превысив показатели на военные траты Бразилии, Мексики, Аргентины и Перу).

Современная сложившаяся ситуация объясняется последствиями Тихоокеанской войны, точнее сказать её двух боевых схваток, первая из которых произошла задолго до этого, в 1836 году конфликт Чили против перуано-боливийской конфедерации, и в 1879 году – противостояние трёх стран. Политическая игра разворачивалась вокруг получения преимущества в Тихом океане, движущей силой обоих конфликтов являлась геополитическая перуано-чилийская конкуренция за право обладания такими ценными природными ресурсами, как селитра, медь и гуано (удобрение натурального происхождения). Просьба Боливии о суверенном праве на Тихий океан, с независимым выходом к морю, до сих пор остаётся узлом противоречий, угрожающим нестабильности политической системы региона. За период более, чем 130 лет после военной схватки, в обстановке боязни, подозрительности, разрозненности и следов «горячего пепла» после двух вооружённых конфликтов, три андские страны так и не пришли к консенсусу, на что указывали требования боливийской стороны в Международном Суде. В свою очередь, Чили продолжала утверждать, что вопрос совместной границы был урегулирован ещё договором 1904 года, и что она не обязана вести переговоры.

С 2013 года Ла-Пас в международных инстанциях пытался вернуть себе доступ к океану. В 2015 году Международный суд ООН отклонил требование чилийской стороны закрыть рассмотрение вопроса о выходе Боливии к океану. На протяжении более пяти лет Многонациональное Государство Боливия полностью работало над единым национальным проектом «Море для Боливии».

Сам Моралес ещё до объявления решения затронул тему ущерба своей стране по итогам вооружённого конфликта. «Я хотел бы, чтобы все знали, что мы не поднимаем экономическую часть вопроса. Если бы мы хотели затронуть экономическую составляющую после вторжения, сколько должна была бы Чили Боливии», — заявил Моралес накануне оглашения вердикта. Стоит отметить, что боливийский лидер даже амнистировал двух бывших президентов страны, чтобы они смогли поддержать требование к Чили о выходе к океану. Речь идет об экс-главах государства Хорхе Кироге и Карлосе Месе.

После оглашения официального решения Боливия погрузилась в национальный траур, ведь на главном национальном проекте «морской изоляции» за более, чем 130 лет выросло не одно поколение боливийцев. Однако, боливийские власти по-прежнему полагают, что у Ла-Паса есть все необходимые исторические и экономические документы, а также финансовый подсчёт нанесенного Боливии урона. В то же время Моралес отметил, что сейчас его страна заинтересована в нормальных переговорах с Чили. Примечательно, что главный государственный лозунг «Море для Боливии» в последние месяцы крупномасштабной компании в поддержку боливийского обращения в Международный суд в Гааге вдруг оформился в «Море для народов». Такое звучание ему решили придать представители правительства Боливии, подчёркивая региональное измерение данного вопроса.

Боливийцы по-прежнему не хотят признать своего поражения, и по словам нынешнего правительства будут искать новые инструменты и формы борьбы за «суверенный выход к морю». Однако, чилийское руководство заявило, что намерено продолжать руководствоваться положениями договора 1904 г., по которому было закреплено свободное перемещение боливийских товаров через чилийские порты на Тихом океане, что в полной мере и на протяжении всего времени обеспечивала Чили. Министерство иностранных дел чилийского государства в ответ на решение Международного суда ООН в Гааге вообще заявило, что не имело и не имеет никаких территориальных споров с Боливией. К тому же, если оценить заявления и действия Эво Моралеса с развитием морской проблемы, без труда можно увидеть, что аппетиты боливийского лидера «росли». Если в начале своего президентского правления он высказывался о намерении получения доступа к портам Чили на Тихом океане и добивался предоставления Боливии «коридора» к морю, то вскоре всё чаще боливийский лидер требовал отмены положений договоров от 1884 г. и 1904 г. и возвращении Боливии полного суверенитета над потерянной территорией Антофагасты. Удастся ли боливийскому руководству сесть за стол переговоров с чилийцами покажет только время. Однако, главной задачей нынешнего правительства Боливии остаётся по-прежнему сохранить главный политический проект «Море для Боливии», объединяющий всю боливийскую нацию, что так необходимо правящей партии накануне предстоящих в ноябре 2019 года выборов главы государства.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *