Image default
Политика

Каракас-Тегеран-Пхеньян: на фоне санкций США

В последнее время ряд аналитиков сходится во мнении, что альянс находящихся под санкциями Вашингтона стран весьма укрепился на фоне коллективного поиска новых подходов. Как сегодня развиваются отношения между Венесуэлой, Ираном и Северной Кореей? Какие инструменты используют «друзья поневоле» для того, чтобы обойти санкции США?

События последних лет вновь смогли продемонстрировать, что американские санкции позволили создать новые альянсы. В частности, «запреты» Вашингтона объединили такие страны, как Иран, Боливарианская Республика Венесуэла и КНДР. Весьма логично, что при таком раскладе, когда доступ к иностранным инвестициям и международным технологиям ограничен, вытесненные санкциями на периферию страны экспериментируют с инструментами взаимодействия, основываясь на своих преимуществах: КНДР может предложить свои атомные и военные разработки, Исламская Республика Иран – мощности по переработке «чёрного золота», а Венесуэла – не только запасы нефти, но и геополитический козырь – географическую близость к границе США.

Обращаясь к конкретным примерам такого взаимодействия стоит вспомнить, как почти два года назад (февраль 2019 г.) правительство Николаса Мадуро (исп. – Nicolás Maduro Moros) не приняло у себя гуманитарный караван с продовольствием, который в рамках политического кризиса в стране пытался переправить через границу с Колумбией оппонент официального Каракаса Хуан Гуайдо (исп. – Juan Gerardo Guaidó Márquez). В свою очередь, продовольственные поставки из Ирана Венесуэла принимает с благодарностью. Особенно в период разгара пандемии, июнь-июль 2020 г., к берегам латиноамериканской страны часто прибывали иранские корабли. Тогда привезённые с Ближнего Востока товары первой необходимости составили ассортимент сети супермаркетов, открытой иранцами.

Венесуэла и Иран
По данным «The Wall Street Journal» Венесуэла пошла на сделку с Исламской Республикой Иран.

 Кроме того, такое сотрудничество не ограничивается только продовольственными товарами, на иранских судах прибывают специалисты в области сырьевой промышленности, задача которых состоит в том, чтобы реанимировать местную сферу нефтепереработки, вступившую после состоявшейся в 1970-е годы национализации в «чёрную» полосу. В наши дни несмотря на избыток сырой нефти Боливарианская Республика испытывает острую нехватку продуктов её переработки, в частности бензина. Без доступа к современным технологиям, заблокированного санкциями, Венесуэле с трудом удаётся распорядиться своим энергетическим богатством.

По данным «The Wall Street Journal» Венесуэла пошла на сделку с Исламской Республикой Иран. Согласно договорённостям: Иран доставляет полученное из углеводородов топливо, а в обмен правительство латиноамериканской страны направляет на Ближний Восток сырую нефть. В результате такого соглашения выгоду извлекают оба государства, поскольку местные хранилища «чёрного золота» имеют риск переполниться, что в будущем повлекло бы консервацию месторождений, а это проблема: возобновить и запустить их впоследствии невозможно без дополнительных вложений. Таким образом, на основе условий сделки, Тегеран получает вознаграждение углеводородами по сходной цене.

К такому дружескому альянсу Ирана и Венесуэлы примкнул ещё один негласный участник – КНДР. Взаимный интерес сторон возрос в 2019 году, когда стало ясно, что попытка президента США Дональда Трампа (англ. – Donald John Trump) договориться с главой государства Северной Кореи Ким Чен Ыном не удалась, а официальный Каракас как раз впервые в истории открыл свое посольство в Пхеньяне. Такому шагу предшествовал визит спикера Национальной конституционной ассамблеи Венесуэлы Диосдадо Кабельо (исп. – Diosdado Cabello Rondón) в северокорейскую столицу. «На полях» встречи между сторонами прошли переговоры, в результате которых были заключены стратегические соглашения. Однако, что именно обсуждалось в рамках визита венесуэльского спикера в КНДР до сих пор официально неизвестно.

Как предполагает ряд экспертов, правительство КНДР вполне может быть заинтересовано в поставках углеводородов по хорошей цене из Венесуэлы. А если это так, то в роли надёжного посредника может выступить Иран, принимающий сырую нефть из латиноамериканской страны. Некоторые международные СМИ уже публикуют сообщения о закупках КНДР топлива у Ирана, поэтому существует вероятность, что и официальный Каракас заключён в эту цепочку.

Рассматривая условия такого соглашения между Северной Кореей и Венесуэлой, стоит предположить, что в обмен Пхеньян может предлагать своими военные и атомные разработки. Как полагают в Белом доме, Тегеран учитывает мнение северокорейских специалистов при развитии своей официально давно оставленной ядерной программы. Ещё одной областью взаимного интереса могут являться IT-технологии и электронная безопасность. Правительство США неоднократно выступало с обвинениями то в адрес иранских, то северокорейских хакеров, связывая их деятельность с атаками на стратегические ресурсы Вашингтона.

 Прошедшие 6 декабря прошлого года парламентские выборы в Венесуэле привлекли внимание американских аналитиков не только своим итогом: при бойкоте, объявленном оппозицией, успех Единой социалистической партии (исп. – Partido Socialista Unido de Venezuela, PSUV) не вызвал никаких сомнений. Большинство отдали предпочтение сторонникам президента Николаса Мадуро. Коалиция его партии набрала около 69% голосов. Официальному Каракасу удалось получить 253 из 277 мест в однопалатном законодательном органе Боливарианской Республики. Гораздо неожиданнее оказалось то, что Белый дом, заподозрил возможное участие во внутриполитических делах этой страны Ирана. По сведениям адмирала США Крейга Фэллера, Тегеран оперативно перебросил на карибское побережье своё оружие и военных. По этой версии, если бы после оглашения итогов Парламентских выборов в Венесуэле начались волнения, то Иран мог бы принять участие в их подавлении.

Сегодня на фоне политического кризиса в США, связанного с передачей властных полномочий, а также в современных условиях ряд аналитиков предполагают, что снизить градус напряжённости вполне могло бы ослабление санкционного режима. В Иране и в меньшей степени в Венесуэле допускают такое развитие событий и надеются на смягчение «пакета ограничений». Тем не менее решится ли на перезагрузку отношений с традиционными оппонентами Белого Дома избранный президент Джозеф Байден (англ. – Joseph Robinette Biden), покажет ближайшее будущее: новая администрация США, как и предыдущая, не исключает, что может продолжить диалог на языке давления, если сочтёт это уместным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Больше материалов по теме

guest
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Используя данный сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie, данных об IP-адресе и местоположении, помогающих нам сделать работу сайта удобнее для вас. Понятно Подробнее

56296633

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

UA-134371625-1