Новости

Новая волна миграционного кризиса из Венесуэлы

С 2015 года Венесуэлу покинули 2,7 миллиона человек, общее число мигрантов из этой латиноамериканской страны составляет на сегодня 3,4 миллиона человек. Такие данные были опубликованы 22 февраля Международной организацией по миграции (МОМ) и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УИКБ) в совместном докладе. В 2018 году свою Родину ежедневно покидали около пяти тысяч венесуэльцев, как отмечается в докладе. При этом основная доля мигрантов «бежала» из Венесуэлы по экономическим причинам, а также спасаясь от насилия. Как изменилась ситуация на сегодняшний день? Как миграционная волна из Венесуэлы отражается в регионе?

Основными целями для беженцев из Венесуэлы по-прежнему остаются соседние страны региона Южной Америки. Наибольшее количество мигрантов из Венесуэлы уже до конца февраля 2019 года приняли: Колумбия (1,1 миллиона человек), Перу (506 тысяч), Чили (288 тысяч), а также Эквадор (221 тысяча), Аргентина (130 тысяч) и Бразилия (96 тысяч). При этом, по официальным прогнозам ООН, число венесуэльцев, покидающих родину, будет продолжать расти и достигнет к концу 2019 года около 5,5 миллиона человек.

По данным Европейского бюро поддержки миграционных процессов (EASO), количество претендентов на получение убежища в странах ЕС из Венесуэлы выросло по сравнению с аналогичным периодом 2018 года на 121 %, достигнув 14 257 человек. Однако, как подчёркивают представители Европейского бюро, лишь незначительное количество таких просителей может рассчитывать на получение убежища в странах-членах ЕС.

В ответ на многотысячный миграционный поток из Венесуэлы, Колумбия полностью закрыла границу с этой латиноамериканской страной в феврале 2019 года, когда самопровозглашённый временный президент страны Хуан Гуайдо (исп. – Juan Gerardo Antonio Guaidó Márquez​​) попытался доставить в страну гуманитарные грузы из-за границы. Тогда Николас Мадуро (исп. – Nicolás Maduro Moros) назвал эту акцию попыткой подготовки военного переворота.

Однако, 9 июня колумбийские власти приняли решение об открытии границы, и тысячи венесуэльцев устремились в Колумбию за продуктами, на пограничных переходах образовались огромные очереди. Как заявляют сами венесуэльцы, они направляются в Колумбию для приобретения продовольствия и медикаментов. По данным колумбийских пограничников, по состоянию на 9 июня со стороны Венесуэлы в течение только одного дня границу пересекли около 35 тысяч человек, а 12 тысяч успели вернуться назад. Перед закрытием границы с Колумбией в феврале этого года, по данным колумбийской приграничной службы, границу ежедневно только на мосту имени «Симона Боливара» пересекали около 30 тысяч венесуэльцев.

Обратному примеру в отношении Венесуэлы последовали перуанцы. 7 июня лидер Перу Мартин Вискарра (исп. – Martín Alberto Vizcarra Cornejo) объявил о введении визового режима с Венесуэлой, начиная с 15 июня, в целях обеспечения безопасной и упорядоченной миграции. Однако, Перу сохранит прежний безвизовый режим для несовершеннолетних граждан Венесуэлы, а также для лиц, находящихся в трудном положении, включая в эту категорию беременных женщин и пожилых людей, заявил Министр иностранных дел Перу Нестор Пополисио (исп. – Néstor Francisco Popolizio Bardales).

По словам главы МИД этой южноамериканской страны, перуанское правительство приняло решение, исходя из гуманных соображений, что несовершеннолетние венесуэльцы или взрослые граждане этой страны, находящиеся в уязвимом положении, смогут въезжать в Перу. 8 июня власти Перу обнародовали решение о том, что они гарантируют безвизовый въезд для беременных женщин и пожилых граждан из Венесуэлы. Те венесуэльцы, которые уже получили гуманитарные визы, выданные в перуанских консульствах, смогут также официально трудоустроиться в Перу.

Сегодня для того, чтобы бороться с таким острым миграционным кризисом, власти Венесуэлы регулярно и существенно пытаются поднимать ставку минимальной зарплаты, но она не может успеть за уровнем гиперинфляции. Безусловно, в следствие роста бедности, возрастает и преступность. Ещё одним результатом миграции становится то, что Венесуэла испытывает острейшую нехватку кадров. Особенно сложная ситуация складывается в сфере образования. Уже уволились около 20% учителей и преподавателей вузов; остальные пытаются совмещать сразу несколько работ для того, чтобы «свести концы с концами».

Разлучённые семьи – обыденная ситуация в сегодняшней Венесуэле. Уезжают родители для того, чтобы обеспечить детей, уезжают дети – для поддержки пожилых родителей. По данным февральского доклада ООН о миграции из Венесуэлы, в течение трёх лет число мигрантов из этой латиноамериканской страны выросло в 26 раз. Из страны «бежал» практически каждый десятый гражданин.

Большинство венесуэльцев продолжает направляться в испаноговорящие страны региона, а некоторые «перебираются» через океан, в Испанию. Туда, по разным оценкам, уже уехали примерно четверть миллиона венесуэльцев. Многие из них — дети испанцев. Миграционный кризис по другую сторону Атлантики давно затмил острый европейский кризис 2015 года. Тогда Европа приняла более 1 млн человек. За последние два-три года Венесуэла увеличила общемировой показатель количества беженцев и мигрантов больше, чем разрушенные войной Афганистан или Судан. Венесуэла, как уже отмечалось выше, лишилась как минимум каждого десятого жителя, а общее число покинувших свою латиноамериканскую Родину уже сопоставимо с населением Грузии или Молдовы, а вскоре с такими темпами сможет подобраться к населению трёх стран Балтии.

Однако, власти официального Каракаса не согласны с этими оценками. Мадуро по-прежнему утверждает, что реальная миграция в четыре раза ниже оценок доклада ООН. Вице-президент Делси Родригес (исп. – Delcy Eloína Rodríguez Gómez) заявила в феврале, что цифры раздуваются «вражескими государствами», которые ищут повод для вооруженного вторжения.

Так или иначе, спорить о цифрах – сложно, тем не менее то, что экономика Венесуэлы переживает шестой год подряд экономический спад, а надежды на быстрый выход из пике достаточно призрачны, остаются весьма очевидными факторами. Стране нужно вернуть более 120 млрд долларов внешних долгов, а единственный источник валюты и средств для поддержания элементарных условий жизни – это экспорт нефти, который сокращается вслед за добычей. С показателем инфляции свыше 1 миллиона % Венесуэла в 2018 году заняла место в современной истории рядом с Веймарской республикой 1920-х годов и Зимбабве 2000-х гг.

С февраля этого года ситуация в регионе начинает «накаляться»: страны Латинской Америки до сих пор держали свои двери открытыми для мигрантов из Венесуэлы, однако их «открытость» стала обходиться им всё дороже: как экономически, так и политически, поскольку не все довольны наплывом иностранцев и расходами на их содержание и трудоустройство. Сможет ли регион справиться с таким миграционным потоком, будет ясно спустя несколько лет. Тем не менее, ясно то, что этот острейший миграционный кризис, берущий начало в Венесуэле, отразиться ещё на нескольких поколениях латиноамериканцев. Ведь не стоит забывать, что все страны региона — развивающиеся. А приток такого количества людей усложняет внутриполитическую ситуацию в каждой из них.

Добавить комментарий