Под ритм аргентинского танго: эхо валютного кризиса

На протяжении 2000-х гг. Аргентина являлась наглядным примером развивающейся страны. Такому заключению способствовал сразу целый ряд факторов: обеспеченное богатыми природными ресурсами, c образованным населением и демократическими институтами, однако, это южноамериканское государство умудряется периодически доводить свою экономику до дефолта. Что на сегодняшний день происходит в Аргентине? И важен ли её пример для других развивающихся стран, включая Россию?

С начала 2018 года аргентинское песо обесценилось более чем на 50%. За эти месяцы, как подчёркивают многие латиноамериканские финансовые аналитики, Государственный центральный банк потратил на поддержку курса национальной валюты свыше $10 млрд, около 15% своих золотовалютных резервов. А 30 августа аргентинский центробанк, повысил ключевую процентную ставку сразу на 15% — до рекордного уровня 60%. Решение было обусловлено резким обвалом национальной денежной единицы песо к американскому доллару – самым большим с 2015 года, когда был введен плавающий курс. В первый раз за многие годы развивающейся стране Латинской Америки пришлось обратиться за помощью МВФ. Прошлым летом, несмотря на свои обещания Владимиру Путину, президенту Аргентины Маурисио Макри пришлось отменить свою запланированную поездку на чемпионат мира по футболу и остаться в Буэнос-Айресе для того, чтобы вести сложные переговоры с МВФ о выделении кредита на сумму $50 млрд.

Стоит отметить, что за период 200-летней истории Аргентины валютный кризис случался уже восемь раз. Как полагают ведущие аргентинские экономисты, нынешние проблемы можно считать «эхом» незавершенного выхода из кризиса 2001 года. Тогда после объявления дефолта на $100 млрд кредиторы 15 лет преследовали Аргентину посредством судебных тяжб в международных инстанциях. Только к 2016 г. Аргентина окончательно смогла прийти к согласию с инвесторами и возвратиться на международный долговой рынок.

Последние события в Аргентине вновь стали источником «пищи» для размышления во многих развивающихся странах. В классической экономической теории наличие устойчивых демократических институтов принято считать залогом успешного долгосрочного развития государства. Однако, в латиноамериканских условиях этот признак уже неоднократно опровергался. Стоит вернуться к Аргентине. На первый взгляд государство в отличии от своих южноамериканских соседей может похвастаться образцовой демократией. По государственной конституции народным голосованием избираются президент, губернаторы и депутаты парламента. В свою очередь, глава государства не может занимать пост более двух 4-летних сроков. Как показывает «аргентинская практика», каждые два года проходят важные волеизъявления, из-за чего каждый раз политики вынуждены откладывать болезненные реформы.

В 2015 году нынешний президент Маурисио Макри выиграл выборы в достаточно острой конкуренции с двумя соперниками. В нижней палате парламента его партия «Republican Proposal (PRO)» была вынуждена сформировать правящую коалицию с двумя партиями, в совокупности заняв 109 из 257 мест, но ей так и не удалось сформировать большинство. Такая расстановка сил заставила искать компромиссы при претворении в жизнь значимых законопроектов.

В начале своего президентского срока, Маурисио Макри удалось провести реформы, не требующие особых жертв: сразу же он отменил валютные ограничения, завершил многолетнюю судебную войну с международными кредиторами, пытаясь удовлетворить их высокие для Аргентины требования. Тем не менее, повысить эффективность государственных расходов так и осталось недостижимой целью: за годы президентства Макри бюджетный дефицит и дефицит по счёту текущих операций выросли вдвое. Если до нынешнего президента источником финансирования расходов Аргентины были эмиссия и внутренние заимствования, то при Маурисио Макри государство стало рекордными темпами делать займы на рынке еврооблигаций. Стоит обратиться к показателям: при прошлом президенте Кристине Киршнер госдолг по отношению к ВВП колебался на отметке 35-40%, а в 2018 году уже превысит 60%, причём большая его часть номинирована в иностранной валюте. Заимствованиям так и не удалось простимулировать аргентинскую экономику: ВВП не демонстрирует положительной динамики, а каждый второй год с 2011 г. страна страдает от рецессии.

Многие известные «умы» финансового рынка Аргентины возлагали большие надежды на приход к власти Маурисио Макри и предполагали, что после успешного восстановления бразильского рынка еврооблигаций Аргентина станет следующей инвестиционной идеей. Однако, как отмечают представители крупнейших аргентинских компаний, также большой проблемой аргентинской экономики являются профсоюзы. Несмотря на постоянную девальвацию песо в последние годы, стоимость рабочей силы постоянно росла по причине ежегодной индексации зарплат. С приходом Макри менеджмент многих национальных «гигантов» обрели надежду на то, что индексация будет происходить только по итогам переговорного процесса, а не устанавливаться ультимативным требованием. Однако, ряд энергетических компаний, которые предыдущее правительство Кристины Киршнер национализировало ещё в 2012 году, продолжили сокращать добычу природных ресурсов, параллельно наращивая долги в геометрической прогрессии.

Несмотря на попытки применения новых экономических инструментов для «оздоровления» аргентинской экономики, облигации стали одной из самых популярных инвестиционных идей. За следующие два года аргентинские эмитенты заняли на международном рынке более $40 млрд, согласно индексу «JP Morgan emerging markets», на который ориентируются многие долговые инвесторы. К концу 2017 года Аргентина поднялась на четвёртую строчку, заняв больший вес, чем Бразилия и Россия. Возможно, инвесторы были бы готовы и дальше одалживать средства, однако, в январе 2018 года правительство этого южноамериканского государства выпустило рекордную серию еврооблигаций на $9 млрд, но по причине ужесточения монетарной политики ФРС США, в итоге это повлияло на то, что капиталы начали возвращаться обратно домой.

На этой недели Макри пообещал урезать бюджетный дефицит Аргентины, сократить масштабы нищеты и сдержать инфляцию. Однако аргентинский президент высказался отрицательно и отметил, что у экспортеров «больше возможностей для участия». Кроме того, лидер Аргентины сообщил, что число министерств также будет сокращено почти наполовину для сокращения государственных расходов. По меньшей мере пять министерств будут включены в другие ведомства.

На сегодняшний день, как отмечают многие эксперты мировой экономики, Аргентина вместе с Турцией оказались в плачевной ситуации по причине самого большого дефицита счёта текущих операций. В свою очередь, у Аргентины он превысил порог 5%, что будет означать необходимость ежегодного привлечения инвестиций на сумму около $30 млрд в условиях, когда требуется, наоборот, продемонстрировать способность вернуть ранее привлеченные средства. Как полагают аналитики, выделение МВФ кредита Аргентине на сумму в $50 млрд вряд ли решит проблему. Тем более, в случае, если оппозиция решит притормозить и заблокировать законопроекты, сокращающие государственные расходы, то и эти деньги аргентинцы даже не увидят. Скорее всего, уже в конце этой осени развивающихся стран будет ждать новый виток долгового кризиса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *