Будущее Межамериканского банка развития под угрозой?

Author
Юлия Ващенко,
Кандидат политических наук
Ла Пас, Боливия

На фоне опасений усиления экономического кризиса по причине негативных последствий, вызванных пандемией коронавирусной инфекции COVID-19 и введением вынужденных ограничений, правительства по всему миру начали предпринимать беспрецедентные меры поддержки экономики и сохранения занятости. В сложившихся непростых условиях новая кандидатура на должность президента Межамериканского банка развития вновь расколола Латинскую Америку на два «лагеря». Что на этот раз стало «узлом» региональных противоречий?

На сегодняшний день, Межамериканский банк развития (МБР; англ. – Inter-American Development Bank, IDB) является самым крупным источником финансирования развития для стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Основанная в 1959 году международная финансовая организация поддерживает социально-экономическое развитие и интеграционные процессы региона путём кредитования правительств и государственных учреждений, в том числе и корпораций.

В 1890 году на первой Панамериканской конференции в ходе инициатив по созданию межамериканской системы была впервые предложена идея особого финансового института для развития Латинской Америки. Однако, долгое время эти усилия не могли найти практического воплощения. В 1959 году банк был создан по инициативе президента Бразилии Жуселину Кубичека (порт. – Juscelino Kubitschek de Oliveira), известного реформатора бразильской экономики, по принципу акционерного общества 19 американскими государствами. Позднее другими акционерами организации стали и неамериканские государства. На данный момент, акционерами МБР являются 48 государств с разным статусом, из которых 26 государств-членов банка имеют право на получение кредита, т.е. являются странами-заёмщиками.

МБР предоставляет займы правительствам государств-членов банка на стандартных коммерческих условиях. Вместе с тем организация имеет статус преференциального кредитора, означающего, что заёмщик должен вернуть средства в первую очередь этому учреждению, а затем всем остальным коммерческим банкам. Финансовые фонды, используемые для предоставления займов, увеличиваются за счёт привлечения средств, полученных от продажи облигаций институциональным инвесторам. Приоритетными направлениями финансирования являются образовательные программы, борьба с бедностью, изменение климата и экологическая устойчивость, проблема водных ресурсов, а также инфраструктурные проекты.

Межамериканский банк развития координируется Советом управляющих, состоящим из 48 членов, который регулярно собирается раз в год для решения стратегических вопросов. Возглавляет МБР президент, которого выбирают на срок 5 лет с правом переизбрания. До настоящего времени эту должность всегда занимали представители стран Латинской Америки. Как полагают многие исследователи, в этом и заключается часть успеха данного института, который, в отличие от Всемирного банка и МВФ, гораздо ближе к реалиям региона.

Впервые за 61-летнюю историю организации, 16 июня США выдвинули своего собственного кандидата на пост президента Межамериканского банка развития. Им стал один из ближайших советников Дональда Трампа (англ. – Donald John Trump), директор по Латинской Америке в Совете национальной безопасности Маурисио Клавер-Кароне (англ. – Mauricio Claver-Carone).

Маурисио Клавер-Кароне (44 года) известен своей резкой критикой «перезагрузки» отношений Вашингтона и Гаваны, которую инициировал бывший президент США Барак Обама (англ. – Barack Hussein Obama II). Кроме того, он продемонстрировал открытую враждебную позицию в отношении венесуэльского лидера Николаса Мадуро (исп. – Nicolás Maduro Moros), указав, что первым, кто приветствовал его кандидатуру на пост президента МБР, стал Хуан Гуайдо (исп. – Juan Gerardo Guaidó Márquez). Клавер-Кароне занимал должности представителя США в МВФ, старшего советника помощника секретаря по международным делам казначейства США и юрисконсульта в Управлении контроля Департамента казначейства. С 2018 года он исполнял обязанности директора по делам Западного полушария в Совете национальной безопасности, а также ответственного за регион Латинской Америки и Карибского бассейна в Белом доме.

На прошлой неделе после выдвижения кандидатуры Клавер-Кароне на пост президента МБР, испанская газета «El País» опубликовала совместное заявление пяти бывших президентов латиноамериканских стран (Хуан Мануэль Сантос из Колумбии; Фернанду Энрики Кардозу из Бразилии; Рикардо Лагос из Чили; Хулио Мария Сангинетти из Уругвая и Эрнесто Седильо из Мексики), в котором они выразили своё несогласие с предложением Трампа. Бывшие лидеры призвали другие государства-члены МБР выступить против действий, предпринимаемых Вашингтоном. Среди других политических деятелей, не поддержавших Белый дом стали Лаура Чинчилья (исп. – Laura Chinchilla Miranda), бывший президент Коста-Рики, и секретарь по стратегическим вопросам аргентинского президента Альберто Фернандеса (исп. – Alberto Ángel Fernández), Густаво Белиз (исп. – Gustavo Osvaldo Beliz).  По данным правительства США, к настоящему времени кандидатура Клавер-Кароне на пост президента Межамериканского банка развития уже получила поддержку 15 стран-членов организации.

Выборы нового президента МБР были запланированы на ежегодную Ассамблею организации, которая должна была состояться в г.Барранкилья (Колумбия), но в связи со вспышкой пандемии COVID-19 в регионе дата была предварительно перенесена на сентябрь. Существует три типа государств-членов МБР с различным «социальным капиталом и правом голоса»: «члены-заёмщики» (те, кто берут в долг у МБР, почти все страны континента), совместно представляющие 50,015% голосов; «не заимствующие страны региона», к ним относятся Канада и США, которым принадлежит 34,07% голосов; а также «нерегиональные страны, не являющиеся заемщиками» (из разных частей мира, в основном из Европы и Азии), они составляют 15,979%. Стоит отметить, что для того, чтобы занять пост президента, кандидат должен получить поддержку как абсолютного большинства стран, так и право голоса каждой из них. США принадлежит 30% голосов, Аргентине и Бразилии – по 11%, ЕС – 10%, Мексике – 7%, Японии – 5%, а также Венесуэле и Канаде – по 4%.

В контексте бушующей в Латинской Америке пандемии коронавируса и надвигающихся тяжелых социально-экономических последствий, Межамериканский банк развития является одним из ключевых инструментов, способных повлиять на будущее развитие стран региона. Сегодня основные оппоненты предложенной Вашингтоном кандидатуры на пост президента МБР подчёркивают, что эта организация изначально была призвана сохранить баланс между государствами. Подводя итог, необходимо вспомнить, что президент США Дуайт Дэвид Эйзенхауэр (англ. – Dwight David Eisenhower) в своей речи в ООН в августе 1958 года отмечал, что для того, чтобы этот институт стал успешным, функция его руководства должна принадлежать латиноамериканским странам. Сможет ли Белый дом заручиться необходимой поддержкой покажут ближайшие месяцы, однако, уже сегодня весьма очевидно, что противостояние приобретёт серьёзный характер, тем более борьба с общим врагом в лице опасного вируса COVID-19 внесёт свои коррективы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

56296633